Меню

Аллегории это способ сравнения

Аллегория

Аллего́рия (от др.-греч. ἀλληγορία — иносказание) — это способ художественного изображения одного явления, предмета или существа через другое.

Как троп аллегория используется в стихах, притчах, моралите. Она возникла на почве мифологии, нашла отражение в фольклоре и получила своё развитие в изобразительном искусстве. Основным способом изображения аллегории является обобщение человеческих понятий; представления раскрываются в образах и поведении животных, растений, мифологических и сказочных персонажей, неживых предметах, что обретают переносное значение.

Пример: правосудие — Фемида (женщина с весами).

Грустит соловей у поверженной розы,
надрывно поёт над цветком.
Но льёт и садовое пугало слёзы,
любившее розу тайком.

Аллегория — художественное обособление посторонних понятий с помощью конкретных представлений. Религия, любовь, душа, справедливость, раздор, слава, война, мир, весна, лето, осень, зима, смерть и т. д. изображаются и представляются как живые существа. Прилагаемые этим живым существам качества и наружность заимствуются от поступков и следствий того, что соответствует заключённому в этих понятиях обособлению, например, обособление боя и войны обозначается посредством военных орудий, времён года — с помощью соответствующих им цветов, плодов или же занятий, беспристрастность — посредством весов и повязки на глазах, смерть — посредством клепсидры и косы.

То с трепетным смаком,
то друга в объятьях душа,
как лилия с маком,
целуется с сердцем душа.

Очевидно, аллегории недостаёт полной пластической яркости и полноты художественных творений, в которых понятие и образ вполне друг с другом совпадают и производятся творческой фантазией неразлучно, как будто сросшимися от природы. Аллегория колеблется между происходящим от рефлексии понятием и хитроумно придуманной его индивидуальной оболочкой и вследствие этой половинчатости остаётся холодной.

Аллегория, соответствуя богатому образами способу представления восточных народов, занимает в искусстве Востока видное место. Напротив, она чужда грекам при чудной идеальности их богов, понимаемых и воображаемых в виде живых личностей. Аллегория появляется здесь только в Александрийское время, когда прекратилось естественное образование мифов и сделалось заметным влияние восточных представлений. Заметнее её господство в Риме. Но сильнее всего она властвовала в поэзии и искусстве Средних веков с конца XIII века, в то время брожения, когда наивная жизнь фантазии и результаты схоластического мышления взаимно соприкасаются и, насколько возможно, стараются проникнуть друг в друга. Так — у большинства трубадуров, у Вольфрама фон Эшенбах, у Данте. «Feuerdank», греческая поэма XVI века, в которой описывается жизнь императора Максимилиана, может служить примером аллегорическо-эпической поэзии.

Аллегория имеет особое применение в животном эпосе. Очень естественно, что различные искусства состоят в существенно различных отношениях к аллегории. Труднее всего её избежать современной скульптуре. Будучи всегда обречённой на изображение личности, она принуждена часто давать как аллегорическое обособление то, что греческая скульптура могла давать в виде индивидуального и полного образа жизни бога.

Источник

Что такое аллегория на примерах из литературы

Здравствуйте, уважаемые читатели блога KtoNaNovenkogo.ru. Аллегория – это древнегреческое слово, и в переводе оно означает «иносказание».

Считается, что самым первым, кто стал активно использовать этот прием в своих произведениях, был баснописец Эзоп.

Дело в том, что Эзоп был рабом. Он хотел высмеивать поведение и привычки своих хозяев, но делать это в открытую означало неминуемую смерть. Вот и придумал он собственный язык, который сплошь состоял из намеков, иносказаний и тайных символов.

Аллегория — это маскировка истинного смысла

Чуть ниже будет приведено определение этого термина, но сначала хочу продолжить тему его появления. Чуть ниже вы можете увидеть изображения автора этого способа художественной речи (тропа) — Эзопа.

Чаще всего он изображал людей в виде животных, наделяя их соответствующими повадками и чертами характера. И всем, включая господ, очень нравились произведения Эзопа.

Они с удовольствием читали их, даже не подозревая, что смеются в этот момент над собой – своими пороками и недостатками. Позже даже появился такой термин, как «Эзопов язык».

Теперь обещанное определение аллегории:

Очень часто в литературных произведениях и в обычной жизни мы встречаем такие вот соответствия:

Пример аллегории в современной литературе

Перед тобой сейчас отрывок одного из самых известных стихотворений Бориса Пастернака «Зимняя ночь». Прочти и ответь на простой вопрос – о чем оно?

Мело, мело по всей земле
Во все пределы.
Свеча горела на столе,
Свеча горела.
На озаренный потолок
Ложились тени,
Скрещенья рук, скрещенья ног,
Судьбы скрещенья.
Мело весь месяц в феврале,
И то и дело
Свеча горела на столе,
Свеча горела.

Если понимать все дословно, то вроде бы картина ясна. Перед мысленным взором рисуется суровая русская зима, где-то стоит одинокий дом. Происходит все в какой-нибудь деревне, так как электричества нет, и дом освещается свечками. Ну а внутри находятся двое влюбленных, которые периодически занимаются сексом. Похоже, правда? Вот только ни капельки не верно.

Чтобы понять смысл «Зимней ночи», нужно представлять, кто такой Пастернак. Это бунтарь, правдолюб. Автор, который долгое время был запрещен в СССР. И было бы странно предположить, что он вдруг написал такую банальную любовную лирику. А он ее и не писал! В этом стихотворении скрыт куда более глубокий смысл:

  1. Зима, которая окутала всю землю – это смерть, которая подстерегает человека и может забрать его в любой момент.
  2. Свеча, горящая на столе – это лучик света, надежды, а также сама жизнь. Яркий образ дает нам ясно понять, насколько наша жизнь хрупкая, что может быть задута малейшим ветерком. Но при этом жажда жизни в нас очень сильна, так как «вьюга мела весь февраль, но таки не смогла погасить свечу».
  3. Скрещенье рук, скрещенье ног – это действительно любовные отношения двух людей, но не ради удовлетворения инстинктов. Это символ объединения вокруг света, отсюда и «судьбы скрещенье».

Видите, через вроде бы банальную картину зимы Пастернак описал одни из главных законов мироздания. А лучше сказать – замаскировал одно в другом. Это и есть АЛЛЕГОРИЯ.

Аллегории в баснях Крылова

Массу аллегорий использует в своих баснях и Иван Крылов. В каждом его произведении главные герои – животные. Но в них мы можем легко узнать людские манеры поведения или поступки, часто не самые правильные и образцовые.

Крылов очень явно высмеивает людские пороки или, наоборот, хвалит достоинства. В каждом животном зашифрован какой-то характер:

  1. Так, Лиса – это всегда олицетворение хитрости и заискивания.
  2. Осел – упрямство и невежество.
  3. Медведь – сила и доброта, иногда неуклюжесть.
  4. Петух – самолюбие и зазнайство.
  5. Заяц – хвастовство и трусость.
  6. Стрекоза – беспечность.
  7. Муравей – трудолюбие.
  8. Мартышка – глупость и так далее.

Но Крылов прячет под аллегории не только характеры, но даже целые устои жизни, отношения между разными слоями общества и исторические моменты. Яркий пример – басня «Волк и Ягненок».

У сильного всегда бессильный виноват:
Тому в истории мы тьму примеров слышим.

По сюжету Волк укоряет и всячески принижает Ягненка, который посмел пить воду из того же ручья, что и он. Но ведь басня (что это такое?) не об этой паре животных. За образами Волка и Ягненка Крылов спрятал власть имущих и простой народ.

А есть у баснописца и другое произведение – «Волк на псарне».

Волк ночью, думая залезть в овчарню,
Попал на псарню.
Поднялся вдруг весь псарный двор —
Почуя серого так близко забияку.

В этой басне Крылов умело замаскировал события 1812 года. Тогда Наполеон (Волк), поняв, что Россию (Псарня) ему не одолеть, пытался провести мирные переговоры.

Но в итоге наши полководцы во главе с Кутузовым не купились на это и гнали французскую армию до самого Парижа. А басня как раз заканчивается тем, что опытный ловчий (Кутузов) не пошел на переговоры с волком (Наполеон) и спустил на него всех собак.

Другие примеры аллегорий в литературе

Конечно, не только у Крылова, и не только в баснях мы встречаем аллегории. Например, многие сказки Салтыкова-Щедрина полны иносказаний. Самый яркий пример – «Премудрый пескарь».

Ведь под маской маленькой рыбки, которая решила отгородиться от всего на свете, ни во что не влезать, никому не помогать и жить только для себя, можно рассмотреть пассивных людей. Они ни к чему не стремятся, не пытаются пробиться на самый верх, не борются за улучшение собственной жизни. И автор делает вполне справедливый вывод, что от таких существ (будь то рыба или человек) никакой пользы нет.

Читайте также:  Звезда это способ соединения

От них никому ни холодно, ни тепло, ни бесчестия, ни чести. Они лишь даром занимают место да едят корм.

Еще один пример – «Песня о Буревестнике» Максима Горького. Ведь это не о птице, хотя она и является главным персонажем.

Глупый пингвин робко прячет тело жирное в утесах . Только гордый Буревестник реет смело и свободно над седым от пены морем! … Буря! Скоро грянет буря!

Пингвины в данном случае — серая масса. Люди, которые трепещут перед властью и боятся ей противостоять. А Буревестник – это смельчаки, которые готовы бросить вызов и смести старые порядки.

Такое же недовольство вековыми устоями можно найти и в творчестве Александра Блока.

Вагоны шли привычной линией,
Вздрагивали и скрипели;
Молчали жёлтые и синие,
В зелёных плакали и пели.

Хотя тут надо пояснить, что именно имеет в виду автор. В дореволюционной России состав поезда состоял из разноцветных вагонов. В первом и втором классе (желтых и синих) ездили богатеи, а простой народ ютился в менее комфортных вагонах третьего класса (зеленых).

Но в данном случае Блок, конечно, не имеет в виду какой-то конкретный поезд.

Через аллегорию он описывает общий уклад жизни в стране – богатые наслаждаются и не хотят замечать ничего вокруг, а бедным ничего не остается как молчать и терпеть.

В качестве аллегорий некоторые авторы используют фамилии персонажей. Например, у Гоголя есть Собакевич и Тяпкин-Ляпкин. У Фонвизина – Правдин и Простаков. У Грибоедова – Молчалин и Скалозуб. И как только мы видим, то тут же понимаем, какой характер у того или иного героя, и как к нему относится сам автор.

Чем аллегория отличается от метафоры

Внимательный читатель может задать вопрос – в чем же отличие аллегории от метафоры? Ведь оба эти понятия подразумевают иносказание.

Суть действительно одинаковая – через яркие образы усилить значение написанного. Вот только масштабы тут разные. Метафора – это, как правило, всего одно слово, которое очень метко подмечает характер или свойства.

Например, золотые руки, гробовая тишина, бегущее время. А вот аллегория может принимать форму целого произведения. Она богаче и глубже по смыслу. И порой даже настолько сложна, что не каждый читатель сможет разгадать в чем ее смысл.

Удачи вам! До скорых встреч на страницах блога KtoNaNovenkogo.ru

Эта статья относится к рубрикам:

Комментарии и отзывы (4)

Спасибо. Очень помогло. Но на вашем сайте нет множестао других важных терминов. А так сайт супер. Я понимаю что составлять сайт это конечно труд и работа, но для полезного сайта требуется больше. У вас крутой сайт, вы что. Но стоит доработать))) Вы и сами наверное понимаете это. Но. спасибо хотя бы за то что уже у вас имеется))) .

Аллегория, даже сейчас нередко используется для насмешки над теми, кого страшно или не положено открыто высмеивать. Это очень эффективный прием, однако важно соблюсти тонкую грань между завуалированным и совершенно непонятным, иначе в чем суть не разберется никто.

А откуда известно, что имел ввиду Пастернак в этом своем стихотворении? Вообще, каждый читатель сам может найти какой-то свой смысл в чужом произведении и неважно, что в него вкладывал сам автор, тем более, что это не всегда может быть доподлинно известно.

Понять же басни Крылова куда проще, но тут и жанр поэзии таков, что смысл лежит на поверхности, ведь басня — это поучительная история, имеющая определенную мораль.

Павел: мне кажется, что анализ художественных произведений придумали специально, чтобы было на чем зарабатывать и при этом ничего не делать.

Я так же не понимаю, зачем и как можно понять, что вложил в те или иные слова автор. Это что-то вроде хиромантии получается.

Для меня любое произведение оценивает и трактуется просто — нравится, не нравится. Все, остальное наносное.

Источник

Аллегория и Символ в поэзии

Аллегория — это один из видов художественных тропов, который широко используется в литературе. Буквально термин переводится как «иносказание». АЛЛЕГОРИЯ — это иносказательное изображение отвлеченного понятия при помощи конкретного явления действительности, признаки которого помогают ярче представить это понятие, его основные черты. Это художественное представление идей (понятий) посредством конкретного художественного образа или диалога. В аллегории происходит развернутое уподобление одного предмета другому с помощью системы намеков, причем прямой смысл изображения не теряется, но дополняется возможностью его переносного истолкования.

Аллегории были известны ёще со времен Древней Греции. Правосудие иносказательно представлялось в виде богини Фемиды, в образе женщины с завязанными глазами и с весами в руках. Аллегория надежды — это якорь; аллегория свободы — разорванные цепи; аллегория мира во всем мире — белый голубь. Еще всем известные примеры аллегории: «Царство Морфея» — сон, «объятия Аида»- смерть, «форт Нокс» — неприступность, «Фемида» — правосудие.

Аллегории используются и в народном творчестве, в баснях, сказках, пословицах, притчах, где образы животных наделяются определенными человеческими качествами: лиса — хитрая и предприимчивая, заяц — трусливый, баран — тупой и упрямый, волк и медведь — агрессивные и глуповатые. Аллегорическими являются все басни И.А. Крылова, в которых животные наделены отрицательными человеческими качествами. Продолжая традиции фольклора, многие писатели посредством аллегории смогли высказать свое отношение к разным аспектам общественной жизни. М.Е. Салтыков-Щедрин в сказках «Премудрый пескарь», «Карась-идеалист», В.В. Маяковский в пьесах «Баня», «Клоп» высмеивают определенные негативные нравственные качества людей, используя аллегорические образы.

Т.о, аллегория — это слово или оборот речи, употребленные не в прямом, а в переносном значении, что напоминает нам троп «метафора». Но аллегория в отличие от метафоры охватывает все произведение, что ярко прослеживается на примере «Песни о Буревестнике» М.Горького.

Еще один пример: «Вагоны шли привычной линией, Вздрагивали и скрипели; Молчали жёлтые и синие, В зелёных плакали и пели». Чтобы понять, о чем идет речь в этих поэтических строках А.Блока, следует обратиться к истории. В начале прошлого века в России вагоны первого и второго класса были жёлтого и синего цвета, а вагоны третьего класса, в которых ездила беднота, имели зеленый цвет. Современное Блоку общество изображено поэтом с помощью аллегории — вагоны желтого, синего и зеленого цвета.

В поэме «Мертвые души» Н.В. Гоголя аллегорическим смыслом наполнены такие фамилии персонажей, как Собакевич, Молчалин, Плюшкин, а у А.С. Грибоедова — Скалозуб.

Аллегорическое значение в поэзии приобрели времена года. Весна символизирует духовное возрождение, свободу, надежду на лучшую жизнь.

Опять весна; опять смеётся луг,
И весел лес своей младой одеждой,
И поселян неутомимый плуг
Браздит поля с покорством и надеждой.
/Е.Баратынский/

А вот стихотворение, в котором чувствуется весеннее обновление не только природы, но и духовное возрождение, светлая надежда на изменения в жизни общества:

Весна! Выставляется первая рама —
И в комнату шум ворвался,
И благовест ближнего храма,
И говор народа, и стук колеса.
Мне в душу повеяло жизнью и волей:
Вон — даль голубая видна…
И хочется в поле, широкое поле,
Где, шествуя, сыплет цветами весна!
/А.Майков/

Осень в поэзии часто выступает в качестве символа упадка жизни и духа, неустроенности человека, в душе наводит тоску и печаль:

Сады молчат. Унылыми глазами
С унынием в душе гляжу вокруг;
Последний лист разметен под ногами,
Последний лучезарный день потух.
/А.Фет/

Все содержание стихов может быть аллегоричным:

Сыны небес однажды надо мною
Слетелися, воздушных два бойца;
Один — серебряной обвешан бахромою,
Другой — в одежде чернеца.
И, видя злость противника второго,
Я пожалел о воине младом;
Вдруг поднял он концы сребристого покрова,
И я под ним заметил — гром.
И кони их ударились крылами,
И ярко брызнул из ноздрей огонь;
Но вихорь отступил перед громами,
И пал на землю чёрный конь.
/М.Ю.Лермонтов. «Бой»/

Гроза у Лермонтова стала аллегорией масштабной битвы между Злом и Добром. В бойце, на котором серебристые одежды, угадывается архангел Михаил — глава святого воинства ангелов и архангелов. При этом поэт отказывается от прямых упоминаний библейской терминологии – изначально лирический герой предполагает далекий от религиозных канонов финал поединка. По его мнению, победа вполне может достаться воину, выступающему на стороне Зла: «И видя злость противника второго, я пожалел о воине младом…». Только в конце читатель узнает о том, чем завершилась битва: «Но вихорь отступил перед громами, и пал на землю черный конь». Для Лермонтова было важно подчеркнуть контраст тьмы и света. Воин, представляющий силы Зла, облачен в одежды чернеца, сидит на коне черного цвета. Его противник «серебряной обвешан бахромою».

Читайте также:  Необычные способы окраски стен

Аллегорические стихи есть и в творчестве А.С.Пушкина.

Сижу за решеткой в темнице сырой.
Вскормленный в неволе орел молодой,
Мой грустный товарищ, махая крылом,
Кровавую пищу клюет под окном,
Клюет, и бросает, и смотрит в окно,
Как будто со мною задумал одно;
Зовет меня взглядом и криком своим
И вымолвить хочет: «Давай улетим!
Мы вольные птицы; пора, брат, пора!
Туда, где за тучей белеет гора,
Туда, где синеют морские края,
Туда, где гуляем лишь ветер. да я. »
/А.С.Пушкин. «Узник»/

Пушкин рисует весьма печальную картину, сравнивая южный город с сырой темницей, а свою жизнь с жизнью узника. Знойный юг ассоциировался у него с тюремной камерой, а его работа в канцелярии – с заточением. Чтобы подчеркнуть безвыходность своего положения, поэт проводит параллель с орлом, вскормленным в неволи, который является его собратом по несчастью. При этом автор отмечает, что гордая птица, никогда не испытывавшая пьянящего чувства свободы, гораздо сильнее и свободолюбивее, чем он, потому как своим криком и взглядом она словно «…вымолвить хочет: «Давай, улетим!». И, поддавшись ее уговорам, сам поэт осознает – «мы вольные птицы; пора, брат, пора!». В стихотворении «Узник» он довольно недвусмысленно намекает на то, что собирается отправиться «туда, где синеют морские края» — вскоре подает прошение о переводе его на службу в канцелярию Одессы.

Еще одно стихотворение Пушкина с аллегорическим содержанием:

В пустыне чахлой и скупой,
На почве, зноем раскаленной,
Анчар, как грозный часовой,
Стоит — один во всей вселенной.
Природа жаждущих степей
Его в день гнева породила,
И зелень мертвую ветвей
И корни ядом напоила.
Яд каплет сквозь его кору,
К полудню растопясь от зною,
И застывает ввечеру
Густой прозрачною смолою.
К нему и птица не летит,
И тигр нейдет: лишь вихорь черный
На древо смерти набежит —
И мчится прочь, уже тлетворный.
И если туча оросит,
Блуждая, лист его дремучий,
С его ветвей, уж ядовит,
Стекает дождь в песок горючий.
Но человека человек
Послал к анчару властным взглядом,
И тот послушно в путь потек
И к утру возвратился с ядом.
Принес он смертную смолу
Да ветвь с увядшими листами,
И пот по бледному челу
Струился хладными ручьями;
Принес — и ослабел и лег
Под сводом шалаша на лыки,
И умер бедный раб у ног
Непобедимого владыки.
А царь тем ядом напитал
Свои послушливые стрелы
И с ними гибель разослал
К соседям в чуждые пределы.
/А.С. Пушкин «Анчар»/

Анчар – это название индийского дерева, сок которого содержит в себе смертельный яд. Но разве только о дереве здесь идет речь? Это стихотворение о неправедном мироустройстве, о роли человека в нём, о трагических, непримиримых взаимоотношениях между непобедимым владыкой и бедным, бесправным рабом. В начале стихотворения автор вводит понятие «анчар» — «древо яда». Ядом, который присутствует в дереве, пропитано всё, от корней до листьев. Всякое живое существо, приближающееся к страшному дереву, гибнет. Ни зверь, ни птица не подходят к нему, зная его вредоносное свойство. А высшее существо на земле – человек, посылает к дереву другого человека за смертельной смолой. Главная мысль стихотворения – активный протест против беспредельной власти одного человека над другим. Трагедия заключается в том, что эту власть как носитель её (князь, царь), так и подданные (бесправные рабы) находят естественной и законной. Главная тема стихотворения – вселенское зло, рассматриваемое как с философской, так и с общечеловеческой точки зрения. Зло – бич человечества. Символ зла – анчар – «древо смерти». С анчаром соотносится философская проблема жизни и смерти. Эти стихи -аллегория, где каждая строка метафорична, помимо явного, прямого сюжета, несет в себе символическое содержание.

Итак, и метафора, и аллегория являются художественными тропами в языке литературного произведения. Оба средства применяются для создания яркого, зримого образа, основанного на переносном значении слов, что роднит эти разные тропы. Но механизм возникновения аллегории несколько иной, чем у метафоры. Метафора основана на сравнении, а аллегория — на иносказании. Аллегория возникает в художественном тексте или в публицистике, если отвлеченное понятие изображают с помощью конкретного предмета, который помогает ярче воплотить это понятие, показать основные его черты, она есть зашифрованный образ в виде иносказания. Например, абстрактные понятия воплощаются с помощью конкретных образов: мир во всем мире — это белый голубь с оливковой веточкой в клюве; хитрость — это лиса; коварство — это змея. Аллегория бывает объёмной, например, вся басня является аллегорией. Метафора же основывается на сравнении, она может воплотиться в одном слове или в выражении и показывает лишь какую-то грань рассматриваемого предмета, тогда как аллегория создает развернутый и законченный образ.

В художественных текстах символичность кроется в сравнении, метафорах и даже в эпитетах. СИМВОЛ– это признак, предмет или знак, который замещает другой предмет и выражает его скрытую от посторонних взглядов суть. Кроме того, символ является проводником в художественный мир автора, который применил данный символ.

Символ в литературе – это категория эстетики и принцип установления закономерностей. Каждый символ несет в себе особый смысл. В литературе и поэтике символ помогает читателю понять тайны мира как в искусстве, так и в реальности. Иными словами, символ в литературе – это образ, который выражает смысл какого-либо предмета или явления в конкретной форме.

Многие литературоведы полагают, что символ в литературе – это троп. Однако на этот счёт есть несколько мнений. Например, одно из них таково: символы схожи с тропами, особенно с метафорой и сравнением, но смысловое содержание символа глубже и полнее. Отличие символа от метафоры заключается в том, что метафора создается на глазах у читателя. Символ имеет свойство входить в метафору. Но это не обязательно. В отличие от аллегории, символ может заключать в себе множественность образов и смыслов, которые объясняются контекстом. СИМВОЛ в литературе – это метод придания образу глубины и выразительности, благодаря которому связываются самые разные планы: сюжетный, мифологический, исторический и так далее.

В каждую эпоху символы были разными, но есть и множество установившихся символов. Например, сердце – это символ любви. Черный цвет обозначает печаль, утрату и даже смерть. Собака – преданность; осел – упрямство; скипетр – власть; роза – женственность; лилия – чистоту и невинность; лев – силу; зеркало – потусторонний мир; солнце (по Достоевскому) – символ жизни; свеча – веру в Бога, божественную силу. Свет в народных традициях соотносят с солнцем, летом, теплом, цветами. Он символизирует красоту жизни, воплощает истину, праведность, святость и миропорядок. Он символизирует Божью благодать и отвращает от человека нечистую силу. Солярные (солнечные) символы несут в себе божественные образы и его силы.

Луна ассоциируется в народных поверьях исключительно с миром мертвых. Луна противопоставляется Солнцу — божеству жизни, тепла и света. Все славяне считали, что лунный свет опасен. Луна символизировала целомудрие, безразличие, изменчивость и непостоянство. Однако полная луна ассоциировалась с кругом, то есть с символом совершенства и цельности.

Свеча – духовный образ. Свеча чаще всего изображается в мире тьмы и невежества. Она является одним из важнейших символов православной традиции. Символизирует Христа, церковь, благодать, веру, память и так далее. В частном смысле свеча ассоциируется с одиночеством и трепетностью человеческой души, а также краткостью его земного существования. Недаром именно свечу зажигают, когда умирает человек. Родственники этим обрядом хотят осветить его путь в мир смерти.

Особенную роль осмысление символа приобретает в направлении поэзии конца 19 — начала 20 веков — СИМВОЛИЗМЕ. Одни из важнейших принципов символической поэзии — синтез и внушение: этими качествами должен обладать символ. Но в символистской среде слово «символ» часто смешивали с аллегорией и мифом. Аллегория — это воплощение определенных абстрактных идей, тогда как символ выявляет неясное — он погружается в тайну идеи или в состояние души, которое поэт пытается извлечь из собственных глубин.

Читайте также:  Что такое реализация способа формирования фонда капитального ремонта

Символическая поэзия — враг поучений, риторики, ложной чувствительности и объективных описаний; она стремится облечь идею в чувственно постижимую форму, однако эта форма — не самоцель, она только служит выражению идеи, не выходя из-под её власти. С другой стороны, символическое искусство противится тому, чтобы идея замыкалась в себе самой. Картины природы, человеческие деяния, все феномены жизни значимы для символистов как осязаемые отражения идей, указующие на своё тайное родство с ними.

Символистскому синтезу соответствовал особый стиль, отсюда в этой поэзии часты непривычные словообразования, многозначительные повторы, таинственные умолчания, неожиданная недоговорённость. Символическая поэзия — это поэзия, в которой сливаются два содержания: скрытое и очевидное, его содержание всегда закончено само по себе, оно имеет самостоятельное существование, богатое оттенками. В аллегории, напротив, конкретный смысл является подчиненным элементом, играет служебную роль.

Набор символов того или иного поэта далеко не всегда индивидуален: он может черпать свою символику из арсенала эпохи, культурного направления, социального круга. Символ связан с памятью культуры. Большинство наиболее устойчивых символов имеет своим источником мифологические образы. Важнейшую роль в осмыслении цели и природы искусства символ приобретает в русском символизме. Символисты видели в символе идеальный художественный образ, взятый из природы и преображенный творчеством, образ, соединяющий в себе переживание художника и черты, взятые из природы. Один из самых ярких поэтов-символистов Серебряного века был Николай Гумилев.

Один из сквозных символов в художественном мире Гумилева это образ-мотив варварской стихии, особенно в раннем периоде его творчества: темы дикарства, экзотических примитивных культур — так называемая «африканская тема». Гумилев считал примитив потенциальным истоком обновления в искусстве. Образ-мотив варварства, с одной стороны, был связан с мотивом ожидания наступления неизбежной спасительной катастрофы и с настроениями конца века, которыми было проникнуто мироощущение модернизма. В основе его — разрушительная сила, приносящая одновременно возмездие и искупление. Варварская стихия в поэзии символизма — это актуализация народной, древней культуры, поиск в примитивном первозданном полусказочном мире «истинного» существования, обращение к «истокам».

Лирический герой Н. Гумилева осознает своей целью покорение и укрощение варварской стихии и отождествляет себя с конквистадором-мессионером. Культурный знак «конквистадор» функционирует наряду с другими распространенными образами-знаками.

Я конквистадор в панцире железном,
Я весело преследую звезду,
Я прохожу по пропастям и безднам
И отдыхаю в радостном саду.
/Н.Гумилев/

Со стихийностью также связан и лирический герой блоковской поэзии, жаждущий слияния с несущей космическое, упорядочивающее начало Девой.

Многие тексты Гумилева построены на противопоставлении варварства и культуры, точнее, на нейтрализации этой антитезы, то есть уравнивании варварства и культуры. В роли варварства в таких стихотворениях могут выступать образы экзотического мира, связанные со «звериным», «природным» началом:

Над тростником медлительного Нила,
Где носятся лишь бабочки да птицы,
Скрывается забытая могила
Преступной, но пленительной царицы.

Ночная мгла несет свои обманы,
Встает луна, как грешная сирена,
Бегут белесоватые туманы,
И из пещеры крадется гиена.

Ее стенанья яростны и грубы,
Ее глаза зловещи и унылы,
И страшны угрожающие зубы
На розоватом мраморе могилы.

«Смотри, луна, влюбленная в безумных,
Смотрите, звезды, стройные виденья,
И темный Нил, владыка вод бесшумных,
И бабочки, и птицы, и растенья.

Смотрите все, как шерсть моя дыбится,
Как блещут взоры злыми огоньками.
Неправда ль, я такая же царица,
Как та, что спит под этими камнями?

В ней билось сердце, полное изменой,
Носили смерть изогнутые брови,
Она была такою же гиеной,
Она, как я, любила запах крови».

По деревням собаки воют в страхе,
В домах рыдают маленькие дети,
И хмурые хватаются феллахи
За длинные, безжалостные плети.
/Н.Гумилев. «Гиена»/

Стихотворение «Гиена» — это характерный пример того, что в поэзии Гумилева символические знаки используются как аллегории. При этом у аллегории развивается своеобразная многозначность — она отсылает не к одной знаковой системе. Внутри каждой знаковой системы она имеет одно, определенное, значение, но в тексте ее значение одновременно направлено, как минимум, в две стороны. В начале стихотворения даются два образа —

царицы:
«Над тростником медлительного Нила, где носятся лишь бабочки да птицы, скрывается забытая могила преступной, но пленительной царицы»

и гиены:
«Ночная мгла несет свои обманы, встает луна, как грешная сирена, бегут белесоватые туманы, и из пещеры крадется гиена. Ее стенанья горестны и грубы, глаза ее зловещи и унылы, и страшны угрожающие зубы на розоватом мраморе могилы».

Затем описание этих образов идет одновременно — путем сравнения одного с другим, это сравнение организованно прямой констатацией их равнозначности:
«…Смотрите все, как шерсть моя дыбится, как блещут взоры злыми огоньками, не правда ль, я такая же царица, как та, что спит под этими камнями? В ней билось сердце, полное изменой, носили смерть изогнутые брови, она была такою же гиеной, она, как я, любила запах крови».

Культурное и дикарское уравниваются. Образ царицы здесь — знак культуры, а образ гиены — знак первобытного дикарского начала. В стихотворении «Гиена» слову «царица» возвращено внесимволическое значение. Но сама возможность прочтения стихотворения в иносказательном смысле говорит о некоем потенциале присутствия в гумилевском слове чего-то, что отличает его от стандартного слова. И речь здесь идет не только о поэтической метафоричности.

Несмотря на то, что слова не имеют символического значения, они «нагружены» аллегоричностью. Понимание стихотворения возможно, если под образом царицы понимать знак культуры, под образом гиены — варварство, дикарство. Значит, «прямое» значение слова также вытеснено «знаковым». Это легко почувствовать, если учесть, что сами образы царицы и гиены условны. Гумилевская аллегория — это трансформация символа.

Само появление образа царицы в качестве знака культуры во многом подсказано тем, что культура как таковая воспринималась Гумилевым через символизм. Образы, связанные с разрушающей стихией, в стихотворении «Варвары» — это «могучие грубые люди» появляются в ожидающей их униженно стране:

Когда зарыдала страна под немилостью Божьей
И варвары в город вошли молчаливой толпою,
На площади людной царица поставила ложе,
Суровых врагов ожидала царица, нагою.

Трубили герольды. По ветру стремились знамена,
Как листья осенние, прелые, бурые листья.
Роскошные груды восточных шелков и виссона
С краев украшали литые из золота кисти.

Царица была — как пантера суровых безлюдий,
С глазами — провалами темного, дикого счастья.
Под сеткой жемчужной вздымались дрожащие груди,
На смуглых руках и ногах трепетали запястья.

И зов ее мчался, как звоны серебряной лютни:
«Спешите, герои, несущие луки и пращи!
Нигде, никогда не найти вам жены бесприютней,
Чьи жалкие стоны вам будут желанней и слаще!

Спешите, герои, окованы медью и сталью,
Пусть в бедное тело вопьются свирепые гвозди,
И бешенством ваши нальются сердца и печалью
И будут красней виноградных пурпуровых гроздий.

Давно я ждала вас, могучие, грубые люди,
Мечтала, любуясь на зарево ваших становищ.
Идите ж, терзайте для муки расцветшие груди,
Герольд протрубит — не щадите заветных сокровищ.

Серебряный рог, изукрашенный костью слоновьей,
На бронзовом блюде рабы протянули герольду,
Но варвары севера хмурили гордые брови,
Они вспоминали скитанья по снегу и по льду.

Они вспоминали холодное небо и дюны,
В зеленых трущобах веселые щебеты птичьи,
И царственно-синие женские взоры. и струны,
Которыми скальды гремели о женском величьи.

Кипела, сверкала народом широкая площадь,
И южное небо раскрыло свой огненный веер,
Но хмурый начальник сдержал опененную лошадь,
С надменной усмешкой войска повернул он на север.
/Н.Гумилев «Варвары»/

Итак, символ — это своеобразный вид тропа. Приведу цитату советского и российского литературоведа и филолога-классика, историка античной литературы и русской поэзии М.Л.Гаспарова:

«. вдобавок к шести тропам традиционной риторической теории поэтическая практика изобрела седьмой, до сих пор не получивший бесспорного названия и определения. Тропами назывались случаи употребления слова в несловарном, переносном значении, то есть именно то порождение нового значения, к которому стремились модернисты. Шесть традиционных тропов были: метафора. метонимия. синекдоха. ирония. гипербола. и, наконец, эмфаза — сужение значения («этот человек был настоящий человек», то есть герой; «здесь нужно было быть героем, а он только человек», то есть трус). К этому списку новое время добавило, так сказать, антиэмфазу — расширение значения, размывание его. Какое слово из традиционного репертуара литературной терминологии естественно напрашивалось для обозначения нового приема? Символ».

Авторская подборка и редактирование учебного материала из интернета — Алкоры. 20.01.18

Источник