Меню

50 способов околдовать вампира джули айгелено

50 способов околдовать вампира (СИ), стр. 1

50 способов околдовать вампира

Донауворт. 1700 год.

Хлестал дождь. Волны с шумом разбивались о берег. Чудилось, будто Безбрежный океан решил пересчитать каждый камешек, каждую песчинку. Белая пена хотела накрыть собой замок, стоящий на побережье, и унести его прочь.

Маленькая фигурка, покачиваясь от налетавшего ветра, перебирая каблучками, направлялась к готическому строению. Вблизи замка непогода, казалось, усиливалась. Девушка перебросила на спину тугую косу, поправила платье. Свет в окнах служил ей ориентиром. Она мужественно подошла к двери, открыла её своим ключом и вошла.

Просторная приемная с прямоугольным дубовым столом, факелами на стенах, старинными часами, встретила её тишиной. Девушка, перестав прижимать к себе книгу, положила творение человечества на стол. На обложке красовался парень с накаченным торсом, близстоящая барышня целовала молодого человека в щеку. Название гласило: «Пятьдесят способов стать лучше». Вверху шла витиеватая надпись, которая отображала имя и фамилию автора — Персепона Стикс.

Тишину приемной прорезал двусмысленный крик:

Голос принадлежал ученому Виктору дель ла Паладиа. Девушка встрепенулась. Она направилась к потайной двери, что располагалась за тикающими часами, и увидела необычную картину.

Молодая женщина убегала от Виктора. Посреди комнаты стоял ящик, который ученый, по-видимому, из-за любопытства открыл. Женщина показывала ему язык, пока мужчина пытался с превеликим трудом надеть на неё золотые браслеты. И кто сказал, что вампиры это самые высокоскоростные существа? С ними по медлительности сравниться разве что черепаха. Причем земноводная.

Мужчина заходил на второй круг, когда заприметил в углу личную помощницу, Филлис. Змееподобная женщина показала ему раздвоенный язык, её платье взметнулось.

— Что ты стоишь? Помоги мне! — произнес Виктор, пыхтя от натуги. — Я за ней целый час гоняюсь!

Филлис отмерла. Виктор бросил ей золотой браслет. Женщина перестала наворачивать стометровки вокруг коробки. Вампира она оглушила магией, и тот в прямом смысле рухнул к её ногам. Филлис выстояла. Она, улучив момент в беготне, надела браслет на руку женщины. Та взвыла от боли. Но помощнице в данный момент было не до проявления филантропии. Женщина остановилась, переводя дыхание. Филлис замкнула второй браслет на её руке. И вместо женщины появилась змея, которая с шипением теперь бросилась на девушку.

— А-а-а-а! Змея! — закричала в свою очередь Филлис. — Отстань от меня, тварь!

Пресмыкающееся, видимо, услышав ключевое слово, раскрыла капюшон и угрожающее зашипела. Филлис отползала по полу, змея — наступала. Игру в гляделки прервал все тот же Виктор — он ящиком накрыл змею. Щелкнул замок, коробка засияла синим цветом. Вампир стирал со лба пот. Он поправил белую рубашку, смахнул с черного пиджака несуществующие пылинки.

— Кто это? — робко поинтересовалась помощница, указывая на ящик.

— Ламия [1]. И, если ты не против, я хотел бы её подоить, — проговорил Виктор.

— Как корову? — уточнила на всякий случай Филлис.

Ученый многозначительно промолчал. Девушка поспешила ретироваться в пустую приемную. Первый рабочий начинался феерично. Только фейерверка не хватало для пущей убедительности.

В Донауворте вампиров не любили. До определенного времени. Если точнее говорить, то до определенного короля. Людвиг Второй выпустил приказ, разрешающий вампирам и оборотням заниматься научной деятельностью на благо королевства. Контролировал деятельность ученых, естественно, Банк идей.

Вампиры и оборотни, которые многие-многие века убивали друг друга и использовали право кровной мести, теперь обратили её в изучение флоры и фауны королевства. Вампиры выстроили замки, наподобие лордовских, оборотни — ушли в леса, строя на деревьях целые поселения.

Вампиры превратились в лакомый кусочек для тех, кто увлекался черной магией. Их старались переманить на сторону зла. Надо сказать, у некоторых служителей уничтоженного Ордена Святого малыша это удавалось. Ну, а тем, кто предпочитал уединение и всячески старался продать целителям ценные ингредиенты подороже, замыкались в замках, нанимали себе помощниц и вели ночной образ жизни.

Филлис присела на деревянный стул. Ножка старой мебели жалобно скрипнула под её весом. Девушка разложила бумаги, погрузившись в изучение цифр. Забытая книга очутилась под многочисленными документами. Вчера она посетила книжную лавку и заприметила коллекционное издание Персепоны. И не смогла пройти мимо.

К слову, Филлис обожала эту писательницу, скупая новые её книги. Ей чудилось, что Персепона поможет ей решить проблемы, поможет выбраться из сложных ситуаций. Хоть Филлис и в глаза не видела женщину, что написала книгу, но уже заочно считала её своей подругой.

Ухнула сова, возвещая о звонке. Филлис нажала кнопку, услышав раздраженный голос одной из постоянных клиенток Виктора:

— Я снова не сплю! Почему не помогают сеансы?

— Альнариим, скажите, вы принимали капли, что вам выдали строго по инструкции?

— Конечно! Что за вопросы, деточка?

— Тогда я вынуждена напомнить, что после сеанса вы должны принять капли и лечь спать. Вы не спите, потому что ослушались Виктора.

— Что за бред?! Милочка, мои связи быстро избавят тебя от работы.

— Всего доброго, Альнариим!

Девушка нажала кнопку. Сова ухнула, подтверждая завершение разговора. Филлис перевела дыхание. Переволновавшись, она потянулась за графином с водой. Драгоценный хрусталь разбился, вода полилась на раскрытые бумаги.

— Нет-нет! — запричитала она. — Только не это! Пожалуйста, мне нужна работа!

Дверь со стуком открылась. Виктор вышел из-за часов. Уложенная гелем стрижка растрепалась, делая его похожим на вихрастого чертенка. Филлис обратила внимание и на его одежду — на белой рубашке отчетливо виднелись черные пятна.

— Сколько раз я просил не беспокоить меня, когда я работаю над эликсиром?! — воскликнул Виктор.

— Один, — произнесла Филлис. — Простите.

— Что у тебя? — поинтересовался ученый, указывая на беспорядок на столе.

— Маленький творческий хаос, — сказала она.

— Немедленно приберись! — велел Виктор, разворачиваясь к часам. Как раз вылезла кукушка, возвещая о начале нового часа, — отмени мои встречи с клиентками. После твоих плясок со змеей в комнате находиться невозможно.

Филлис собиралась возмутиться, но ученого и след простыл. Что и говорить — вампир.

Читайте также:  Способ применения очищающего тоника clearskin

Чем конкретно занимался Виктор, давшей ей работу, помимо изучения всяческих существ, Филлис и не подозревала. Нет, конечно, она прочла пару скучных трактатов о вампирах, которые сгорали на солнце и одним лишь укусом обращали в себе подобных. Да и вдобавок бабушка прибавила пару жутких рассказов, в которых вампиры пили человеческую кровь. Но ожидания и реальность столкнулись. Причем самым неожиданным образом.

Виктор никак не показывал принадлежность к сверхъестественным силам. Ну, любил черный цвет. Ну, нравилось ему при улыбке показывать милые клыки. В общем, после первой встречи с ним Филлис поняла, что влюбилась. Влюбилась до бабочек в животе. Правда, её состояние бабушка обозвала любовью до колик.

Вампиры издревле не заводили отношений с людьми. Под страхом смертной казни, они обходили человеческих женщин стороной. В жены вампиры обычно брали эльфиек, фей, гоблинш, самок орков и троллей. Правда, кровь в таких детях побеждала вампирская. И дети от подобных союзов походили на отцов, а не матерей. Не сказать, чтобы детишки получались очень милые, но статность вампиров передавалась по наследству.

Филлис начала убирать на столе. Звякнул колокольчик, оповещая о посетителе. Девушка отвлеклась от занятия. Подняв голову, она столкнулась взглядом с эльфийкой.

Источник

50 способов околдовать вампира

Донауворт. 1700 год.

Хлестал дождь. Волны с шумом разбивались о берег. Чудилось, будто Безбрежный океан решил пересчитать каждый камешек, каждую песчинку. Белая пена хотела накрыть собой замок, стоящий на побережье, и унести его прочь.
Маленькая фигурка, покачиваясь от налетавшего ветра, перебирая каблучками, направлялась к готическому строению. Вблизи замка непогода, казалось, усиливалась. Девушка перебросила на спину тугую косу, поправила платье. Свет в окнах служил ей ориентиром. Она мужественно подошла к двери, открыла её своим ключом и вошла.
Просторная приемная с прямоугольным дубовым столом, факелами на стенах, старинными часами, встретила её тишиной. Девушка, перестав прижимать к себе книгу, положила творение человечества на стол. На обложке красовался парень с накаченным торсом, близстоящая барышня целовала молодого человека в щеку. Название гласило: «Пятьдесят способов стать лучше». Вверху шла витиеватая надпись, которая отображала имя и фамилию автора – Персепона Стикс.
Тишину приемной прорезал двусмысленный крик:
— Иди сюда, змея!
Голос принадлежал ученому Виктору дель ла Паладиа. Девушка встрепенулась. Она направилась к потайной двери, что располагалась за тикающими часами, и увидела необычную картину.

Молодая женщина убегала от Виктора. Посреди комнаты стоял ящик, который ученый, по-видимому, из-за любопытства открыл. Женщина показывала ему язык, пока мужчина пытался с превеликим трудом надеть на неё золотые браслеты. И кто сказал, что вампиры это самые высокоскоростные существа? С ними по медлительности сравниться разве что черепаха. Причем земноводная.
Мужчина заходил на второй круг, когда заприметил в углу личную помощницу, Филлис. Змееподобная женщина показала ему раздвоенный язык, её платье взметнулось.
— Что ты стоишь? Помоги мне! — произнес Виктор, пыхтя от натуги. — Я за ней целый час гоняюсь!
Филлис отмерла. Виктор бросил ей золотой браслет. Женщина перестала наворачивать стометровки вокруг коробки. Вампира она оглушила магией, и тот в прямом смысле рухнул к её ногам. Филлис выстояла. Она, улучив момент в беготне, надела браслет на руку женщины. Та взвыла от боли. Но помощнице в данный момент было не до проявления филантропии. Женщина остановилась, переводя дыхание. Филлис замкнула второй браслет на её руке. И вместо женщины появилась змея, которая с шипением теперь бросилась на девушку.
— А-а-а-а! Змея! — закричала в свою очередь Филлис. — Отстань от меня, тварь!
Пресмыкающееся, видимо, услышав ключевое слово, раскрыла капюшон и угрожающее зашипела. Филлис отползала по полу, змея – наступала. Игру в гляделки прервал все тот же Виктор – он ящиком накрыл змею. Щелкнул замок, коробка засияла синим цветом. Вампир стирал со лба пот. Он поправил белую рубашку, смахнул с черного пиджака несуществующие пылинки.
— Кто это? — робко поинтересовалась помощница, указывая на ящик.
— Ламия [1]. И, если ты не против, я хотел бы её подоить, — проговорил Виктор.
— Как корову? — уточнила на всякий случай Филлис.
Ученый многозначительно промолчал. Девушка поспешила ретироваться в пустую приемную. Первый рабочий начинался феерично. Только фейерверка не хватало для пущей убедительности.

В Донауворте вампиров не любили. До определенного времени. Если точнее говорить, то до определенного короля. Людвиг Второй выпустил приказ, разрешающий вампирам и оборотням заниматься научной деятельностью на благо королевства. Контролировал деятельность ученых, естественно, Банк идей.
Вампиры и оборотни, которые многие-многие века убивали друг друга и использовали право кровной мести, теперь обратили её в изучение флоры и фауны королевства. Вампиры выстроили замки, наподобие лордовских, оборотни – ушли в леса, строя на деревьях целые поселения.
Вампиры превратились в лакомый кусочек для тех, кто увлекался черной магией. Их старались переманить на сторону зла. Надо сказать, у некоторых служителей уничтоженного Ордена Святого малыша это удавалось. Ну, а тем, кто предпочитал уединение и всячески старался продать целителям ценные ингредиенты подороже, замыкались в замках, нанимали себе помощниц и вели ночной образ жизни.

Филлис присела на деревянный стул. Ножка старой мебели жалобно скрипнула под её весом. Девушка разложила бумаги, погрузившись в изучение цифр. Забытая книга очутилась под многочисленными документами. Вчера она посетила книжную лавку и заприметила коллекционное издание Персепоны. И не смогла пройти мимо.
К слову, Филлис обожала эту писательницу, скупая новые её книги. Ей чудилось, что Персепона поможет ей решить проблемы, поможет выбраться из сложных ситуаций. Хоть Филлис и в глаза не видела женщину, что написала книгу, но уже заочно считала её своей подругой.
Ухнула сова, возвещая о звонке. Филлис нажала кнопку, услышав раздраженный голос одной из постоянных клиенток Виктора:
— Я снова не сплю! Почему не помогают сеансы?
— Альнариим, скажите, вы принимали капли, что вам выдали строго по инструкции?
— Конечно! Что за вопросы, деточка?
— Тогда я вынуждена напомнить, что после сеанса вы должны принять капли и лечь спать. Вы не спите, потому что ослушались Виктора.
— Что за бред?! Милочка, мои связи быстро избавят тебя от работы.
— Всего доброго, Альнариим!
Девушка нажала кнопку. Сова ухнула, подтверждая завершение разговора. Филлис перевела дыхание. Переволновавшись, она потянулась за графином с водой. Драгоценный хрусталь разбился, вода полилась на раскрытые бумаги.
— Нет-нет! — запричитала она. — Только не это! Пожалуйста, мне нужна работа!
Дверь со стуком открылась. Виктор вышел из-за часов. Уложенная гелем стрижка растрепалась, делая его похожим на вихрастого чертенка. Филлис обратила внимание и на его одежду – на белой рубашке отчетливо виднелись черные пятна.
— Сколько раз я просил не беспокоить меня, когда я работаю над эликсиром?! — воскликнул Виктор.
— Один, — произнесла Филлис. — Простите.
— Что у тебя? — поинтересовался ученый, указывая на беспорядок на столе.
— Маленький творческий хаос, — сказала она.
— Немедленно приберись! — велел Виктор, разворачиваясь к часам. Как раз вылезла кукушка, возвещая о начале нового часа, — отмени мои встречи с клиентками. После твоих плясок со змеей в комнате находиться невозможно.
Филлис собиралась возмутиться, но ученого и след простыл. Что и говорить – вампир.

Читайте также:  Очистка ливневой канализации гидродинамическим способом

Чем конкретно занимался Виктор, давшей ей работу, помимо изучения всяческих существ, Филлис и не подозревала. Нет, конечно, она прочла пару скучных трактатов о вампирах, которые сгорали на солнце и одним лишь укусом обращали в себе подобных. Да и вдобавок бабушка прибавила пару жутких рассказов, в которых вампиры пили человеческую кровь. Но ожидания и реальность столкнулись. Причем самым неожиданным образом.
Виктор никак не показывал принадлежность к сверхъестественным силам. Ну, любил черный цвет. Ну, нравилось ему при улыбке показывать милые клыки. В общем, после первой встречи с ним Филлис поняла, что влюбилась. Влюбилась до бабочек в животе. Правда, её состояние бабушка обозвала любовью до колик.

Вампиры издревле не заводили отношений с людьми. Под страхом смертной казни, они обходили человеческих женщин стороной. В жены вампиры обычно брали эльфиек, фей, гоблинш, самок орков и троллей. Правда, кровь в таких детях побеждала вампирская. И дети от подобных союзов походили на отцов, а не матерей. Не сказать, чтобы детишки получались очень милые, но статность вампиров передавалась по наследству.

Филлис начала убирать на столе. Звякнул колокольчик, оповещая о посетителе. Девушка отвлеклась от занятия. Подняв голову, она столкнулась взглядом с эльфийкой.
— Я хочу видеть Виктора. Срочно, — проговорила та.
— Простите, но он велел никого не пускать сегодня, — сказала Филлис.
Эльфийка в сиреневом платье поправила мокрые от дождя волосы. Цветы и несколько прядей в её прическе висели сосульками. Фыркнув, она направилась в левую дверь, словно знала путь.
— Мне не велено никого пускать! — настойчиво повторила Филлис.
— Я его невеста, — ошарашила помощницу эльфийка. — Меня он всегда хочет видеть.

Филлис, разобравшись с беспорядком, прислушивалась к тишине. Эльфийка пропала на несколько часов. И, если честно, помощница начинала за неё беспокоиться. Мало ли, вдруг дитя ночи заобнимало её до смерти. Или ещё чего хуже – выпило до дна. Клыки же у вампиров не для красоты.
Когда помощница намеревалась спасать эльфийку из лап чудовища, то это самое чудовище само возникло перед ней. Филлис пискнула от неожиданности, рассыпав бумаги, которые держала в руках. Виктор обворожительно улыбнулся ей, показав клыки.
— Филлис, — грозно начал ученый, — мы сегодня закрыты. Пожалуйста, выпроводи нашу гостью.
— А где она? — спросила девушка.
— Здесь, — проговорил Виктор. Он отошел, явив взору потрясенной девушки эльфийку.
Та без сил лежала на полу. Филлис подскочила к ней, похлопала по щекам. Эльфийка слабо откликнулась. Помощница с помощью воды привела гостью в чувство. Виктор стоял за её спиной, контролируя каждый шаг.
— Что с ней? — поинтересовалась она, обернувшись.
— Потеряла плохие воспоминания, и теперь счастлива, — съязвил Виктор.
Филлис помогла эльфийке подняться, довела до двери и выпустила женщину с безумной улыбкой на устах. Погода продолжала бушевать. Ветер бил в окно. Стекла дребезжали, океан не успокаивался.
— Ко мне никого не пускать! — рявкнул Виктор.
— Простите, — проговорила помощница, — но она сказала мне, что ваша невеста. Она меня не слушала, я пыталась её остановить.
— Нет у меня невесты, — закричал ученый. — Я предан науке. Если работа тебе нужна, внимательно выслушивай указания и только потом думай!
— Хорошо, — согласилась Филлис.
Виктор ушел, не объяснив ничего. Помощница вернулась к столу. Она совсем забыла о книге, которую купила недавно. Решив наверстать упущенное пока вампир не видит, она раскрыла издание и принялась читать. Персепона советовала оставаться собой, несмотря ни на что. Для себя Филлис сформулировала её совет подобным образом: «Скрывай недостатки и выставляй напоказ свои достоинства».
Итак, способ первый. Скрыть недостатки и выставить напоказ достоинства.
Когда бесконечный день подошел к концу, Филлис покинула пустующую приемную и вышла на улицу. Дождь продолжал идти, и девушка довольно быстро промокла. Решив завернуть в лавку ткача, воспользовавшись советом Персепоны Стикс, она подумала, что таким образом сможет покорить сердце Виктора. Примерив и купив милое платье, Филлис шла домой, где её ждала бабушка. Настроение улучшалось, треволнения дня отошли на задний план.
Маленький неприметный одноэтажный дом в конце улицы встретил её тишиной. Развешанные на стенах травы дарили необычный аромат жилищу.
— Бабушка, я дома! — возвестила о своем приходе Филлис. Дом ответил тишиной. А потом раздалась ругань.
— Ты пришла, мое солнышко? — спросила бабуля, кутаясь в шаль. — Как прошел твой день?
— Мерзко, — ответила Филлис. — Чем у нас воняет?
В маленьком коридоре Филлис оставила промокший плащ, поправила косу. И прошла на кухню и увидела небольшой разгром. Дровяная печь чадила дымом, бабуля боролась с ним тряпкой. На столе стоял испорченный горшок с черной массой внутри.
— Каша опять пригорела, — пожаловалась бабушка, — дрова скоро закончатся. Монет на продукты не хватает.
— Мы справимся, — проговорила девушка.
К ней выбежала девочка лет пяти, в простой холщовой рубашке. Перепачканное в земле лицо и волосы, на рубашке комья грязи. Девочка обворожительно улыбнулась и убежала обратно.
— Как она сегодня? — поинтересовалась Филлис.
— Скучает по тебе, — сказала бабушка, — ты большую часть времени находишься неизвестно где, а мне приходиться для твоей дочери придумывать занятия.
— И чем же вы занимались весь день? — спросила девушка.
Она оказалась атакованной маленькой девочкой сзади. Включившись в детскую игру, она, изображая нечисть, притворно погналась за дочерью. Раздался детский смех.
— Я помогала бабушке на огороде, — сказала девочка, — а потом мы вместе шили платья.
— Где ты вымазалась так, Талия? — ужаснулась Филлис, поймав дочь и начиная вытирать её от грязи.
— Ловила на огороде кота, — ответила Талия. — Мама, я хочу сказку!
— Идем, расскажу, — согласилась Филлис.
Девочка за руку провела её в небольшую комнату, где стояли две грубо сколоченные кровати. Талия улеглась на одну из них и забралась под порванное одеяло. Филлис потушила несколько свечей в подсвечнике, погрузив помещение в полутьму. Усталость накатывала на девушку, но она знала, что дочь не уснет без новой сказочной истории.
— Жила-была девочка столь прекрасная, что многие женихи с ног сбились, чтобы завоевать сердце. Девочка та раздавала потенциальным женихам сложные задания, которые те не могли разгадать.
Однажды во дворец пожаловал маг, о силе которого ходили легенды. Девочка не убоялась его и попросила достать ей звезду с неба. На следующее утро маг принес ей небесную жительницу. Рассердилась принцесса. Тогда она придумала новое задание для мага – вернуть к жизни её горячо любимую собаку, которая умерла год назад. И здесь маг выкрутился. На следующий день он принес девочке живую собаку, — рассказывала Филлис.
— А что потом? — прошептала Талия, накрываясь одеялом с головой. — Маг победил?
— Слушай, — проговорила Филлис, погладив дочь через одеяло. — Придумала девочка ещё одно задание. Сказала она магу, чтобы тот принес самую величайшую драгоценность в мире. Тогда маг взял принцессу на руки и вынес её из дворца. Принцесса закричала, позвала на помощь стражу. Магу пришлось объяснить, что он считает принцессу величайшей драгоценностью в мире. Девочка смягчилась. Она вышла замуж за мага. И жили они долго и счастливо, не зная бед.
Из-под одеяла раздалось сопение. Филлис погладила дочь по волосам. Она медленно разделась, потушила оставшиеся свечи и легла спать. Она проворочалась несколько часов, прежде чем уснуть. Её одолевали разнообразные мысли – от думанья, где достать монет, до мечтаний о Викторе и обратно.

Читайте также:  Неаффиксальный способ словообразования это

Ранним утром Филлис поднялась с постели. Первым делом она приготовила сносного вида кашу, поцеловала спящую дочь в щеку. И тихо покинула дом. Неудобства нового платья обнаружились на подходе к замку. Как бы она не прикрывалась, платье упорно просвечивало через наброшенный поверх плащ. Непогода никак не успокаивалась. Туфли утопали в грязи. Помимо этого, девушка несколько раз споткнулась и упала в жижу. Дождь утихомирился. Капли висели в воздухе, образуя дымку.
Филлис шла вперед, сталкиваясь с прохожими. Несколько крепких словечек раздалось ей вслед. Она подошла к замку, который служил своеобразным маяком. Сине-синий океан бился о берег. Пена поднималась выше самого замка, грозя затопить каменное строение. Девушка дрожала от холода, плотнее запахивая плащ.
Ключ повернулся в двери со щелчком. Филлис вошла и захлопнула дверь. Внутри царила полная тишина, ни один звук не проникал внутрь. Конечно, это настораживало. Факелы на стенах не горели.
Девушка в темноте двинулась к столу, который чернел вдалеке. Стоило сделать ей шаг, как зажглись факелы, налетел ветер и появился Виктор собственной персоной.
— Приветствую вас, создания от мала до велика. Вы попали в чудесный замок Виктора, который поможет вам найти смысл жизни, избавиться от воспоминаний и обрести себя, — пафосно проговорил вампир, — узрите же мощь волшебства!
Стена замка затряслись. Почудилось, что прибой проник вглубь, грозя затопить. По полу потекла вода. Факелы взвились до небес.
— Простите за опоздание, — прошептала Филлис.
Вода исчезла. Факелы стали гореть ровным светом. Прибой замолк.
— Испортила мне выступление, — сказал вампир, показывая при улыбке клыки, — я два часа репетировал!
— Простите, — извинилась девушка, — я готова к работе.
— Что это на тебе? — недовольно спросил Виктор, указывая на её наряд. Щеки Филлис покрыл румянец – вампир уставился прямо на её живот и грудь, которые прикрывали лишь вставки. Платье из полупрозрачной ткани продолжало просвечивать, открывая интимные участки тела.
— Это мой новый…., — начала Филлис, но её перебили.
— Немедленно переоденься! — велел мужчина.
— А мне не во что, — произнесла девушка.
Вампир недовольно фыркнул. На нем сегодня был черный плащ с цепью, черная рубашка, черные брюки. Кольцо с черепом засветилось красным, когда Филлис, заинтересовавшись драгоценностью, подошла чуть ближе.
— Красота, — восхищенно проговорила Филлис. Она потянулась рукой к кольцу, но вампир сделал шаг назад. Оцепенение опутало их обоих, — наверное, я не должна…
— Забыли, — махнул рукой вампир. — В этом ты, — он специально подчеркнул голосом последнее слово, — находиться у меня не будешь.
— Вам не нравиться?
— Ты похожа на девку из таверны.
Злость накатила на девушку. Она замахнулась, чтобы ударить, но цепкие руки Виктора отбросили её руку, защищаясь. Взметнулись полы плаща. Филлис взглянула на свое платье и обомлела – Виктор незаметно поменял её откровенный наряд на черное платье под горло с длинными рукавами. Девушка чувствовала себя паршиво. Чихнув, она принялась на работу.

Источник